20 сентября состоялось заседание суда апелляционной инстанции по делу организованной преступной группы, которая за два года вывезла с Алтайского шинного комбината продукцию на сумму более 39 млн рублей. Фигурантами уголовного дела были 36 барнаульцев, из которых 12 по решению суда первой инстанции должны отправиться в колонию, что подтвердила апелляция. Однако Barnaul 22 сообщает, что родственники осужденных рабочих, как и прежде, не согласны с решением суда и готовы идти до конца, чтобы освободить своих близких.

По данным следствия, в 2013-2015 годах участники ОПГ похищали шины, камеры, ободные ленты с предприятия. В дальнейшем продукция реализовывалась в Республике Алтай, Татарстане, Новосибирской и Ярославской областях. По решению суда первой инстанции работники получили различные сроки в зависимости от степени участия в хищении. В частности, 12 мужчин на срок от 3,8 лет до семи лет отправятся в колонию общего режима. Еще 24 человека приговорили к условным срокам длительностью от трех до шести лет. Однако они не согласились с таким решением и потребовали апелляции.

Во время апелляционного судебного заседания коллегия общалась с осужденными по видеосвязи, в зале они не присутствовали. В ходе процесса бывшие работники АШК и их адвокаты запрашивали ходатайство о дополнительных исследованиях материалов дела. В частности, они требовали проведения бухгалтерской экспертизы и предоставления налоговой декларации АШК. Однако, по сведениям «Толка», прокурор, а следом и суд отклонили ходатайство, и в результате для большинства подсудимых приговор остался тем же, и лишь нескольким из них удалось добиться небольших послаблений.

Стоит отметить, что ранее супруга одного из осужденных писала в Barnaul22, почему она не согласна с приговором. Женщина поясняла, что ее мужа, простого грузчика АШК, осудили по ч. 4 ст. 158 УК РФ на четыре года лишения свободы в колонии общего режима и присудили выплатить более 1,8 млн рублей. В ходе следствия муж женщины якобы сначала был свидетелем, но на него давили, убеждая признать мелкое воровство. Он отказался, и тогда его будто бы перевели в подозреваемые и начали вызывать на допросы, следственные мероприятия, очные ставки. 

По словам женщины, один из бригадиров комбината позже признал свою вину и начал «сдавать» следователям всех, кто с ним работал, в том числе и ее мужа. «Он работал грузчиком, бригадир сказал «грузи», тот грузил. Не выполнял бы поручений, был бы уволен. Денег ему никто не давал, откуда он вообще тогда мог что-то знать о кражах продукции? В самом конце своей работы он рассказывал, что как-то странно происходит отгрузка: на завод заходят две разные машины, а фактуры в них абсолютно одинаковые. Задавал этот вопрос руководству, но ему сказали: «Не суй свой нос в чужие дела». Крал ли он, если да, то сколько и когда — все это не установлено в ходе следствия. Там вообще много чего не установлено: время, даты, участники. Но суд все же смог разобраться и решить, что мой муж воровал, и даже конкретизировал сколько. Якобы, если муж работал в день, когда пропала продукция, значит воровал. Работал год — воровал год, работал два — воровал два года», — высказала женщина свое мнение.

По ее словам, сумма иска предприятия все время менялась: начиналось все с 9 млн, потом переросло в 97 млн, закончилось 39 млн рублей. Поддержали тогда женщину и другие жены осужденных рабочих. По их словам, дело было сфабриковано, посадили невиновных, однако доказать им этого пока так и не удалось. Родные не понимают, как обычные грузчики смогли украсть товара более чем на 39 млн рублей. По их словам, на АШК очень строгий пропускной контроль и везде стоит система видеонаблюдения, работает служба безопасности. При этом подозрительно, что осудили только простых рабочих.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here