Эхо «холодной войны»: для чего нужен СНВ-3

close

Эхо «холодной войны»: для чего нужен СНВ-3

Leonhard Foeger/Reuters

Эхо «холодной войны»: для чего нужен СНВ-3

Возможность продления договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) активно обсуждается на высшем уровне как в России, так и в США. В Москве указывают, что судьба этого документа зависит от американской стороны. Вашингтон утверждает, что изучает вопрос. С обстановкой вокруг СНВ-3 разбирался военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок.

stopCovid1

Администрация Дональда Трампа изучает вопрос продления Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ-3) с учетом имеющихся угроз, заявил сегодня РИА «Новости» представитель Госдепартамента США.

«Администрация изучает возможность продления СНВ-3 с учетом угроз, перед которыми мы стоим сегодня. Он должен быть проверяемым, осуществимым и включать всех партнеров, способных влиять на стратегическую безопасность в мире», — заявил представитель американского внешнеполитического ведомства.

По его словам, США готовы вести переговоры с Россией и Китаем, учитывая при этом интересы Вашингтона. «Президент распорядился, чтобы мы смотрели на СНВ-3 шире и включили и Китай, и Россию в наши следующие шаги», — напомнил собеседник РИА «Новости».

СНВ-3 остается единственным действующим договором между Россией и США об ограничении вооружений.

Он предусматривает, что каждая из сторон сокращает свои ядерные арсеналы таким образом, чтобы через семь лет и в дальнейшем суммарные количества вооружений не превышали 700 межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет на подводных лодках и тяжелых бомбардировщиках, а также 1550 боеголовок и 800 развернутых и неразвернутых пусковых установок.

Рассуждения о договорах по ограничению различного рода вооружений, включая стратегические, следует начать вопроса: несут ли они пользу для нашей страны и способствуют ли укреплению ее безопасности?

Здесь достаточно только вспомнить ликвидацию крайне нужного для обороноспособности страны целого класса оружия — ракет средней и меньшей дальности, включая совершенно уникальный по своим тактико-техническим характеристикам подвижный грунтовый ракетный комплекс (ПГРК) с твердотопливной двухступенчатой баллистической ракетой средней дальности РСД-10 «Пионер» (SS-20).
К этому же надо добавить абсолютно предательски сданный неприятелю оперативно-тактический ракетный комплекс 9К371 «Ока» (SS-23).

По истечении уже многих лет совершенно очевидно, что эти шаги тогдашнего руководства СССР только ослабили мощь государства, не принеся практически никаких военно-политических дивидендов, за исключением реноме «борцов за мир».

Что касается истории сокращения отечественных стратегических наступательных вооружений, то одна из самых печальных страниц в этой главе — уничтожение в соответствии с СНВ-2 боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК). Как известно, это тип стратегических ракетных комплексов подвижного железнодорожного базирования.

К 1991 году в Ракетных войсках стратегического назначения ВС СССР было развернуто три ракетные дивизии, вооруженных БЖРК с межконтинентальными баллистическими ракетами РТ-23УТТХ: 10-я гвардейская ракетная дивизия в Костромской области; 52-я ракетная дивизия, дислоцированная в ЗАТО Звездный (Пермский край), 36-я ракетная дивизия в ЗАТО Кедровый (Красноярский край). К 2007 году все БЖРК были демонтированы и уничтожены, за исключением двух, переданных в музеи.

Подобных печальных примеров гораздо больше, чем перечислено выше. К этому надо добавить, что ликвидация вооружения и военной техники в соответствии с договоренностями, достигнутыми с США, у нас проводилась самыми варварскими способами. В основном она осуществлялась методом подрыва как ракет, так и пусковых установок, и полного уничтожения остальной техники.

Огромный по своим масштабам вред, который был нанесен при этом государству, Вооруженным силам и оборонно-промышленному комплексу, в полном объеме еще только предстоит осознать. Но самое главное — это никак не усиливало ни безопасность страны и ни укрепляло ее позиции на внешнеполитической сцене, кроме проявления совершенно глупого в этом случае соглашательства и миролюбия.

Что касается СНВ-3, то в существующем виде он представляет собой всего лишь затухающее эхо «холодной войны», абсолютно не отражающее геополитических реалий современности.

По большому счету, именно об этом совершенно справедливо говорит Дональд Трамп.

По сути дела, все предыдущие договоренности в сфере сокращения и контроля за вооружениями между Москвой и Вашингтоном заключались в совершенно другое время — иную, без всякого преувеличения, эру. Как тогда утверждали коммунистические пропагандисты — «основное содержание современной эпохи – противоборство между империализмом и социализмом».

Тогда существовали два центра силы — США и СССР. Взаимоотношения между сверхдержавами и договоренности между ними сказывались на ходе практически всех мировых процессов.

Сегодня одна из сверхдержав исчезла. Как утренний туман, растаяла и мировая система социализма.

В настоящее время взаимоотношения между США и Россией отнюдь не являются основным содержанием современной эпохи.

Более того, Вашингтону практически более не о чем говорить с Россией, как только о сокращении стратегических наступательных вооружений, ведь финансовый и экономический вес нашей страны в сегодняшнем мире весьма далек от понятия сверхдержавы.

Других вопросов в повестке дня у Белого дома сегодня по отношению к Кремлю просто нет. Для Москвы же СНВ-3 — практически последняя возможность сесть за стол переговоров с Соединенными Штатами как с равной по военным возможностям стране.

При этом сегодня количество участников ядерного клуба значительно расширилось, появились новые сверхдержавы (и в военном, и экономическом плане), и поэтому продлевать СНВ-3 в его существующем виде никакого смысла не имеет.

Он просто не отражает сегодняшних геополитических реалий.

Эпоха противоборства США и СССР как двух центров силы и представителей двух совершенно разных политико-экономических формаций давно завершилась.

К тому же в существовании СНВ-3 или прекращении действия этого договора в равной степени абсолютно не заинтересованы ни российский оборонно-промышленный комплекс, ни Вооруженные силы страны. Больше всего на важность СНВ-3 для судеб государства нажимают у нас борцы за мир во всем мире. Таких персоналий хватает в каждой стране, но у нас они, пожалуй, наиболее заметные.

Поэтому наиболее адекватная линия поведения с нашей стороны, на мой взгляд, в отношении СНВ-3 должна выглядеть сегодня следующим образом.

В этих обстоятельствах наиболее разумно было бы прекратить говорить о СНВ-3 как о «краеугольном камне международной стабильности и безопасности».

Ведь заявления о том, что прекращение его действия приведет к пагубным последствиям типа раскручивания неконтролируемой гонки вооружений, абсолютно не соответствуют действительности. Тем более с учетом состояния экономического комплекса нашей страны. Да и США в современной обстановке этого вовсе не требуется.

А если СНВ-3 прекратит свое существование, не стоит делать из этого никакой трагедии, предоставив в этом плане США все возможные первые шаги и инициативы. Ведь за последнее время немало подобных «краеугольных камней мировой стабильности и безопасности» отошли в небытие.

Внешнеполитическую активность с нашей стороны на этом направлении стоит свести к нулю. Если США заинтересованы в новом СНВ, то пускай и договариваются с Китаем, Индией, Пакистаном и другими странами, как полноправными участниками будущего соглашения. А мы посмотрим, как Вашингтону удастся выйти в этой сфере на какие-либо соглашения с Пекином (что на самом деле крайне маловероятно).

А если для этого возникнут все необходимые условия, мы присоединимся к новому договору СНВ с большим чувством собственного достоинства последними, вместо того, чтобы бежать, задрав штаны, перед локомотивом.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Газеты.Ru».

Михаил Ходаренок — военный обозреватель «Газеты.Ru».

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок — полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015).

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here