Дорогой народ, сестры и братья.

Армения и армянский народ переживают чрезвычайно тяжелые дни. У всех у нас горечь в сердцах, у всех у нас слезы на глазах, у всех у нас боль в душах. Окончание начавшейся 27 сентября войны подписанием такого документа, как совместное заявление премьер-министра Армении, президентов России и Азербайджана от 10 ноября, по сути, вызвало общественное отчаяние и множество вопросов, ответ на которые в первую очередь ожидается от меня.

Почему был подписан столь неблагоприятный для Армении документ? Это произошло в таких условиях, когда Генштаб Вооруженных сил Армении докладывал, что каждая минута очень важна, и войну нужно остановить как можно скорее. А президент Арцаха предупреждал, что, если боевые действия не прекратятся, мы можем потерять Степанакерт в считанные дни, при некоторых сценариях, даже в считанные часы.

Многие, конечно, могут сказать, что если мы уже потеряли Гадрут, Шуши, мы могли бы потерять и Степанакерт, и мало что изменилось бы. Реальность, однако, немного иная, потому что если бы Степанакерт был потерян, который, как уже подтвердил в своем публичном выступлении президент Арцаха Араик Арутюнян, был в то время по большому счету беззащитен, то после этого неминуемо были бы потеряны Аскеран и Мартакерт, причем очень предсказуемо, потому что эти города в начале войны находились в тылу, достаточно далеко от линии фронта, в них не было оборонительных сооружений и укреплений. Не было и такого количества боеспособных сил, которые могли бы реально оборонять эти города.

А что было бы после падения этих городов? Вторая, третья, четвертая, пятая, шестая, седьмая линии обороны Армии обороны оказались бы осажденными врагом, а это означает, что более 20 000 наших солдат и офицеров оказались бы в окружении вражеских войск, неизбежно столкнувшись с перспективой быть убитыми или взятыми в плен. В этих условиях, конечно же, было бы неизбежным падение Карвачарского и Кашатагского районов, что привело бы к полной катастрофе.

Многие, в силу логики времени, возможно, зададут вопрос: почему я так волновался за безопасность наших солдат во время подписания документа и почему не так волновался до этого? С точки зрения операций проблема состоит в том, что, по сути, важнейшая функция командующего – ставить перед солдатом задачу, имеющую конкретную тактическую или стратегическую цель, и командующий ставит эти задачи, понимая, что их выполнение может привести к гибели солдата, гибели воина ради Родины.

Будучи в роли верховного главнокомандующего, я с первого дня войны ставил такие задачи перед армией и вооруженными силами. Но когда возникает такая ситуация, что солдат никак не может повлиять на дальнейший ход событий, уже не солдат должен умирать ради Родины, а Родина должна приносить жертвы ради солдата.

Именно с этим осознанием я подписал известный всем вам пресловутый документ, и когда я подписывал этот документ, я понимал, что вероятность моей личной гибели очень высока не только в политическом, но и в физическом смысле. Но важнее были жизни 25 тысяч солдат, думаю, и для вас тоже.

Под угрозой оказались жизни воинов, беззаветно прослуживших Отечеству. При этом, у этих солдат не было никакой возможности повлиять на ситуацию в тылу, в тылу больше не было боеспособных сил, которые могли бы реально повлиять на ситуацию, и, значит, пришло время командующему ради этих солдат рисковать собственной жизнью, как в физическом, так и в политическом плане. Пришло время Родине идти на жертвы ради тех воинов, которые ничего не пожалели ради Родины, и я подписал эту бумагу с осознанием этого.

При этом в этой ситуации и условиях счет шел не на дни и недели, где можно было маневрировать, идти на хитрость, а нужно было принимать решение. Решение нужно было принять в течение нескольких часов, иначе мог бы начаться процесс, который закончился бы гибелью или пленением наших 10 тыс, 20 тыс, 25 тыс солдат.

Многие сейчас также поднимают такой вопрос: а почему я не ушел в отставку, чтобы не подписывать эту бумагу? Потому что это означало бы дезертирство, это означало бы переложить ответственность за выполнение адской миссии ради солдата на чужие плечи в надежде на то, что потом будут говорить, что премьер-министр Пашинян был настолько патриотичным, что не подписал эту унизительную бумагу, а другой оказался слабым и предателем и пошел на такой постыдный шаг. Также потому, что, как я уже сказал, решения нужно было принимать в течение нескольких часов, иначе колесо могло бы повернуться так, что уже нельзя было бы его никак остановить.

Следующий вопрос, который звучит периодически, заключается в следующем: а почему я не посоветовался с народом перед тем, как подписать этот документ? По очень простой причине: во время разговора с народом, я должен был честно представить общественности объективную ситуацию, а это значит – предоставить и врагу подробную информацию о ситуации, более того, представить подробный план блокады наших 25 тыс солдат за несколько часов со всеми вытекающими отсюда последствиями. И потом, я пообещал обсудить с народом варианты урегулирования карабахского вопроса, а этот документ не предусматривает содержательного решения вопроса, а только прекращение военных действий. Карабахский вопрос как не был решен, так и остается нерешенным, и в этом направлении еще предстоит проделать работу.

Следующий вопрос, который естественно возникает, заключается в следующем: a почему даже на таких условиях невозможно было достичь прекращения огня в первые дни войны, или, может быть, чуть позже? На то было две причины. Во-первых, мы должны были без боя сдать семь районов, в том числе Шуши, а во-вторых, военная ситуация была такова, что мы надеялись, что с привлечением новых ресурсов мы сможем нечеловеческими усилиями достичь перелома в ситуации.

Именно поэтому я и президент Арцаха постоянно выступали с призывами к мобилизации и обороне Родины, но мы также старались сделать это так, чтобы наше послание не ввело в отчаяние, не сломило солдат, сражающихся на передовой, и не давало врагу дополнительной информации о наших проблемах.

Мы, а конкретнее президент Арцаха, начальник Генштаба Вооруженных сил, командующий Армией обороны, я лично, правительство Армении, представители нашей политической команды и, конечно же, в первую и главную очередь, наши солдаты, добровольцы, офицеры и генералы сделали все, чтобы зубами держать каждый сантиметр. Наша армия сражалась героически. Она сражалась не для того, чтобы сдавать, а для того, чтобы сохранить, сражалась не для поражения, а для одержания победы. И она практически воевала против трех армий. Но, к сожалению, как сказал вчера в своем послании президент Арцаха, мы не смогли в достаточной мере поддержать нашу армию. Добровольческое и мобилизационное движение, конечно, с его многочисленными героическими проявлениями, было недостаточно сильным, чтобы решить поставленные задачи, и мы столкнулись с реальностью, из которой просто не было иного выхода.

Что касается содержания самого документа, то оно действительно плохое для нас, но не следует делать его хуже, чем оно есть на самом деле. В частности, ходят слухи о передаче Мегри, что является абсолютной чушью. Речь идет только о разблокировке транспортных путей в регионе, в том числе из Азербайджана в Нахичевань, но это означает, что должны быть разблокированы транспортные пути из Еревана в Сюник через Нахичевань, в том числе железнодорожное сообщение между Арменией и Исламской Республикой Иран, что может иметь в дальнейшем важное значение в плане развития экономики нашей страны.

Что касается Нагорного Карабаха, а точнее его части, подконтрольной властям Арцаха, то размещением российских миротворцев Лачинский коридор – от Гориса до Степанакерта, будет бесперебойно действовать, в том числе и на участке Шуши, российские миротворцы обеспечат такой же безопасный путь на всей территории, и связь Степанакерт-Ереван должна быть надежной.

Миротворцы также будут обеспечивать безопасность границы в этой части Арцаха, поэтому жители населенных пунктов в пределах периметра дислокации миротворцев должны как можно скорее вернуться в свои дома, а правительства, власти Армении и Арцаха сделают все возможное, чтобы как можно скорее ликвидировать разрушения, создать все необходимые условия для мирной и нормальной жизни.

Вопрос окончательного урегулирования карабахской проблемы и статуса Арцаха имеет принципиальное значение. В этом плане наши действия не меняются, и международное признание Республики Арцах становится безусловным приоритетом, и, по сути, сейчас есть более весомые аргументы в пользу международного признания Арцаха.

Хочу коснуться нашей дальнейшей деятельности в Республике Армения. Нашим приоритетом является восстановление атмосферы стабильности и безопасности в стране, которая является единственной гарантией власти народа. На данный момент мы должны, прежде всего, обеспечить, чтобы народ полностью овладел своим неотъемлемым правом формировать правительство, иметь власть.

Правительство не будет поддаваться на провокации групп погромщиков, которые спонсируются бывшими властями. Организаторы и многие активные участники этих беспорядков арестованы, многие скрываются, но обязательно будут найдены и привлечены к ответственности.

Я призываю всех наших соотечественников не поддаваться провокациям и объединиться вокруг правительства, которое преисполнено решимости выполнить свои обязательства по выводу страны из этой ситуации, гарантируя при этом, что никто не отнимет власть у народа для достижения своих целей по разграблению страны и возврату к коррупции. Сегодня мы пожинаем горькие плоды этого грабежа и коррупции, когда на протяжении десятилетий богатство и доходы страны текли в карманы известных вам людей, а не на развитие армии.

Дорогой народ,

Гордые граждане Республики Армения,

Гордые граждане Республики Арцах,

Гордые армяне диаспоры.

У нашей страны есть будущее, и мы должны сделать все, чтобы это тяжелое испытание стало важным краеугольным камнем этого будущего. И мы должны всей нацией извлечь уроки из ошибок, которые мы допустили. Многие спросят, можем ли мы говорить о хорошем будущем после этой жестокой войны. Да, потому что сегодня в мире есть даже такие страны, которые в течение 20-го века подвергались самой жестокой капитуляции, но сегодня они входят в число самых могущественных стран мира. Они сделали это после жестокого поражения, сделав упор на развитие образования, науки, промышленности и демократии, и это должно стать нашим предстоящим делом. И я призываю всех нас сосредоточиться на том, что мы можем сделать для укрепления нашей страны. Это будет наша лучшая служба памяти наших мучеников, наших раненых и получивших инвалидность солдат. Их родственников, семей, матерей, отцов, жен, детей.

Они, родственники погибших, конечно, должны задать нам вопрос о том, почему в конце концов погибли их родственники. Ответ на этот вопрос один: прежде всего, чтобы спасти народ Арцаха от геноцида, защитить право армянского народа на жизнь. Мы обязаны, возрождая и развивая нашу Родину, заботиться о будущем их детей, об их непоколебимой преданности.

Наше преклонение перед их памятью – наш ежедневный творческий труд, образование, в результате которого наша страна должна процветать.

И, следовательно,

Да здравствует Свобода,

Да здравствует Республика Армения,

Да здравствует Республика Арцах,

Да здравствуют наши дети, ибо будут жить в свободной и счастливой Армении!

Преклоняюсь перед нашими мучениками.

Поделиться ссылкой: