Share Tweet Share Share Email CommentsРуслан Хубиев

Парадокс или вырождение: в чём Ахиллесова пята российского «либерализма»

Почему российский «либерал» игнорирует всё, что противоречит его теории

Либерализм, в своей публичной и пропагандируемой форме — замечательное явление. Теоретическая суть этой концепции выглядит заманчиво и строится на равных возможностях для всех, невзирая на пол, вероисповедание, расу, политические убеждения, взгляды, свойства и особенности. То есть формально, разделяя подобную теорию, человеку согласившемуся стать либералом предлагается функционировать и строить жизнь по собственному, свободному и добровольному выбору. Разумеется, подобная реклама десятилетиями притягивала к себе людей.

При этом, как и всё в современном мире частные понятия в либеральной теории со временем менялись. Но уходили в сторону не глобально, а в зависимости от места расположения и внутренних процессов в той или иной стране. Английский либерализм к XXI веку во многом стал противоречить американскому, понятия европейского либерала, отошли от догм англосаксонского, но при этом каждое из ответвлений было едино в одном — в отстаивании национальных интересов и защите своей родины. Существовало лишь одно исключение — российский «либерализм», почти сразу превратившийся в антигосударственный проект, из проекта противодействия «режиму».

Уникальность российского явления и тот факт, что подобный феномен наблюдается лишь в нашей стране, имеет свои причины. Дело в том, что ширма, названная «либерализмом» еще в период 1990-х годов начала прикрывать людей совершенно иной направленности. Персоналии, ставшие в те времена флагманами «либерального» проекта, получили установки к действию из учебников и методических материалов российской эмиграции, а их в свою очередь писали для переселенцев в Вашингтоне, Лондоне, Оттаве и прочих столицах друзей Америки весь XX и текущий XXI век.

Запад десятилетиями спонсировал и взращивал в среде эмигрировавших за рубеж советских, а затем и российских граждан диссидентов, и антироссийскую идеологию. Сеял у диаспор из национальных республик «национальное самосознание», а позже использовал эти наработки для подрыва периферии нашей страны. По окончанию холодной войны все эти ресурсы были направлены обратно в Россию для дальнейшей дезинтеграции, но при этом получили новое прикрытие под названием «либерализм».

Для большинства искренне не понимающих этого факта не профессиональных «либералов» сложно обратить внимание на несоответствие ряда вещей. Например, на то, что вся современная риторика глав «либерального» проекта строится вокруг тотального негодования. На фундаменте плакатов «Я рассержен», «Я не Россия» или «Я взбешен», на сегрегации людей по принципу коллективной ответственности и клеймлении по интеллектуальному цензу, на нарушении законодательства страны в незаконных митингах и прочих шагах, олицетворяющих не либерализм, а чистейшие политтехнологии.

В независимости от того, как объясняют необходимость подобного поведения руководители российских «либералов», с человеком находящимся в состоянии бешенства никто не будет вести диалог. И если бы обманутые граждане это осознали, то поняли бы, что раз такую атмосферу создают, значит в задачах кураторов, не стоит диалог, а первична хаотизация.

При попытке включить критическое мышление, отойти на несколько шагов назад и вынырнуть из эмоциональной возгонки, в котором «либералы» удерживают молодежь, все становится довольно очевидно. Как и ответ на вопрос почему в бытовом плане у типичного «либерала» по большинству вопросов наблюдается каша в голове. Причины этому кроются в иерархии руководителей российского «либерального» движения, а также в логике их кураторов из-за рубежа.

«Советы» и «рекомендации», как правило, формируются внешними силами с типичным пренебрежением к менталитету граждан России и нашей логике, а потому лидеры «либерализма» вынуждены порой выполнять даже то, что несоответствует внешней и внутренней конъектуре.

В результате нынешним школьникам и студентам, привлеченным рекламой либеральных ценностей, в тот или иной момент говорится, что если они против дорогих машин у чиновников, то обязаны автоматически отрицать и легитимность сирийского режима, а если разделяют точку зрения, что президент априори во всем виноват, обязаны поддерживать и призывы к полезности размещения американских ПРО в Европе.

Если человек настоящий либерал и чтит свободу сексуальных взаимоотношений, то должен писать «в» Украине, а не «на», а если выступает против воровства региональных чиновников, то не имеете права критиковать США. Более того в последнем случае «либерал» становится провокатором и наймитом.

Человек, находящийся вне «либеральной» системы, гарантированно задумается над причинами формирования такой логики и несоответствием искусственных параллелей. Но, к сожалению, подобная нелогичность и ее причины поддаются лишь критическому мышлению, а находящие внутри «системы» люди, по всех законам социальной инженерии слишком накачены негативными эмоциями, чтобы их воспринять. Во многом виной тому само информационное пространство интернета и соцсетей, ведь оно далеко не случайно устроено так, чтобы предлагать человеку лишь ту информацию, которой он интересуется.

В итоге подобные алгоритмы ведут к самозакукливанию части населения, при которой втянутый в псевдолиберализм молодой человек, в дальнейшем уже получает от видеохостинга Youtube или соцсетей Facebook и Twitter исключительно догмы антироссийского содержания. Формально никто не виноват, ведь это машинные алгоритмы, но на деле человек попадает в пропагандистский водоворот.

Вместе с тем, именно потому, что возгонка и обработка умов обычно проводится в режиме сверхинтенсивности, «зомбирование» на большие группы чаще всего оказывается неэффективным. На людей с критическим мышлением технология работает только в фокусе, поэтому ставка и сделана на молодежь.

Рядовые члены «либеральной» идеологии считают, что они консолидируются вокруг идеи, однако руководители данного проекта прекрасно осведомлены, что объединяются против заранее определенных личностей. И все же главный обман, который проповедует псевдолиберализм, заключается в том, что лидеры подобных кругов в России сами нарушают все либеральные табу.

Прежде всего, классический либерализм не гарантирует уважение к либеральному мнению. Он лишь обеспечивает свободу его высказывания, а ее в России не ограничивает никто. Другими словами, из того, что российские «либералы» свободны верить и демонстрировать во вне любой взгляд (не нарушающий законы и не вредящий свободам окружающих) вовсе не следует, что все обязаны уважать их мнения. Но именно этого они и хотят.

А ведь если либерализм дает свободу выражения всем, то, в том числе, наделяет людей правом высказывать и отрицательные позиции в отношении «либеральных» воззрений. Российские же представители данных кругов отрицают любую критику и альтернативную точку зрения, тем самым демонстрируя тоталитарный подход.

В свое время различные религии точно также отторгали позиции, не подходящие под их определения, называя это ересью, российские же либералы характеризуют аналогичные мнения «пропагандой Кремля», а людей их выражающих — «агентами Путина».

В итоге большинство из тех, кто называет себя либералами, в России совершают действия, противоречащие либеральным идеям. А между тем классический либерал не может высказывать ненависть или поддерживать акции, оскорбляющие религиозные конфессии, российский же вариант делает это из раза в раз.

Либерал должен уважать свободу совести, поскольку это право — одно из базовых ценностей его теории, вместо этого альтернативные точки зрения порицаются, право на собственную идеологию у России и традиционные (не западные) ценности не признаются, а курс на национальное единство очерняется меньшинством.

Формально, либерал обязан быть готовым к дискуссии с инакомыслящими, ведь данной теорией проповедуется право голоса, но вместо этого российские «либералы» отказывают в обсуждении (не говоря уже о принятии) любой противоречащей теории. Либерал не высказывает призывов к запрету символов прошлого, поскольку обязан ценить самовыражение, тем более если оно не сопровождается противоправными действиями, не должен призывать ограничивать граждан в участии в выборах просто потому, что ему не нравится, как голосует большинство.

Либерал не имеет права дискредитировать людей по политическому признаку, что в российском «либерализме» происходит повсеместно, игнорировать вспышки насилия, этнических чисток по отношению к русским после распада СССР или противоправные действия Запада за последние годы.

Не должен закрывать глаза на зверства иностранных правоохранителей против легально протестующих граждан и при этом выделять действия российских функционеров как неправомерные в аспекте несогласованных, то есть нарушающих законы страны митингов. Список может быть длинным, ведь все запреты, перечисленные выше, диктует сам либерализм, а не третья сторона.

Российские представители данного движения давно ведут себя в совершенном несоответствии собственным ценностям, но все же заметнее всего это стало после победы на выборах нового президента США.

Весь свой срок на посту руководителя Америки Дональд Трамп действовал и совершал шаги, нарушая все соглашения и нормы, превозносимые российскими «либералами». Лидер «цивилизованного сообщества» в одностороннем порядке вышел из соглашения Транстихоокеанского партнерства (ТТП), совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД), из ЮНЕСКО, Парижского климатического соглашения, из ДРСМД, НАФТА и даже из Совета по правам человека ООН, одновременно снизив взносы на миротворческую деятельность. И это при том, что оплотом справедливости и прав человека «либерализмом» всегда называлась Америка.

Односторонние действия США вынудили российских «либералов» снова демаскировать разницу между декларируемыми убеждениями и действиями своих сил. В частности, заставляя удивительным образом прятать своих представителей из публичной сферы, едва США начинали очередное вторжение, односторонний разрыв соглашений, нелегитимную торговую войну или незаконное санкционное давление. А затем вновь проявлять, когда приходило время отчитываться о росте американской экономики от нерыночных шагов или торможения российской, игнорируя причины и незаконные западные «нормы».

Поступая так, американский лидер во многом оказывал помощь и нашей стране, поскольку способствовал оздоровлению политического класса и развеиванию иллюзий. Однако главную проблему — экономический «либерализм» Трамп, разумеется, не решил.

Российские «либералы» от экономики также имеют антироссийские программные установки, разница лишь в том, что они вбиты в головы не пропагандой, а образовательной системой. Подобные люди могут быть хороши или плохи, но все они убеждены, что в рынок Запада нужно «встраиваться» и не понимают, что делать теперь, когда в условиях противоборства это стало невозможным.

Экономические «либералы» осознают, что значительная часть нынешнего мирового «рынка» — это «торговля воздухом», а сумма производных ценных бумаг, не определяющаяся реальными товарами давно, и на порядки превысила ценность обеспеченных услугами и продуктами экономических инструментов.

Они хорошо умеют играть в биржевые игры и валютные спекуляции, но на базовом уроне табуированы от вмешательства в рынок и экономический процесс. Учитывая, что Москва находится в фокусе нерыночных механизмов Америки и имеет потребность в реальном производстве товаров, либеральная модель попросту не работает, поскольку в условиях изоляции, даже заработав средства на них нельзя многое купить, а без регуляции невозможно защититься.

Ровно поэтому основные решения, от избавления вложений в американский госдолг и до масштабных многотриллионных нацпроектов, инициировал не экономический блок, а «силовой» в обход псевдолиберальных установок. Причем, как и Трамп — вручную.

При всех своих минусах, условные «силовики» в отличие от «либералов» хотя бы видят связь между реальной производственной деятельностью и людьми. «Либералы» же, ввиду заранее реформированного экономического образования принимают только одну истину — уравнение между прибылью и финансовыми играми вокруг цифр, а в этой формуле человека нет.

К счастью старые барьеры рушит сам Вашингтон, поскольку невмешательство в рынок — как единственно верное решение, годами обосновывалось примером США, теперь же, после ручного управления Вашингтона и тотального нерыночного регулирования, демпинга, давления и шантажа они имеют все меньше возможностей возражать против выгодных для России шагов.

Баланс компромиссов между блоком Кремля, состоящим из «государственников» и его «либеральным» пулом, как правило, продвигающим антинародные решения, качнулся в сторону национальной элиты, и для народа это по большей части хорошо.

Парадокс или вырождение: в чём Ахиллесова пята российского «либерализма»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here