Реформаторы из правительства Медведева производительность труда повышают за счет стариков, а не технологий

 

Антон Чаблин

 
Пенсионная шизофрения: Почему пенсионер дядя Федя круче робота Федора

Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Материал комментируют:

 

Геннадий Николаев

Пенсионная шизофрения: Почему пенсионер дядя Федя круче робота Федора

Дмитрий Иногородский

Пенсионная шизофрения: Почему пенсионер дядя Федя круче робота Федора

Сергей Жаворонков

 

Производительность труда в России продолжает критически отставать от показателей других стран. А чиновники вместо того, чтобы всерьез заниматься повышением эффективности экономики, «фонтанируют» сомнительными и скандальными идеями.

Вместо реальных реформ — дурные эксперименты

О том, что низкая производительность труда является одним из главных ограничителей для экономического роста в России, говорил и председатель Счетной палатыАлексей Кудрин. Причины низкой производительности, в свою очередь, кроются в системных проблемах в сфере образования, науки, инноваций и даже демографии (речь о падении численности трудоспособного населения России).

Очевидно, что решить эти проблемы нужно системно — но вряд ли это возможно с нынешним правительством. Ведь Белый дом занят исключительно «косметическими» изменениями социально-экономической действительности — то, пенсионную реформу внедряют, то премьер-министр Дмитрий Медведев предлагает ввести четырехдневную рабочую неделю, то вице-премьер Татьяна Голикова предлагает активнее развивать «удаленную» занятость. Хотя вряд ли все эти изменения, начиная с пенсионной реформы способны радикально увеличить производительность труда, если вплотную не заниматься развитием технологий и повышением конкурентоспособности отечественной экономики.

Кстати, еще в прошлом году был утвержден нацпроект «Повышение производительности труда и поддержка занятости», который должен затронуть 10 тысяч предприятий в 85 регионах страны. Его задачи: стимулировать предприятия к повышению производительности труда, снять лишние административно-регуляторных барьеры и развить экспортный потенциал. «Цена» нацпроекта составляет 52 млрд. рублей. При этом в первой половине нынешнего года, по оценке Счетной палаты, исполнен бюджет нацпроекта был лишь на 18%. Все закончилось повышением пенсионного возраста и объявлением пенсионной реформы. За счет предпенсионеров, видимо, власть намерена повысить производительность труда.

— Национальные проекты — хорошая идея. По сути это аналог «пятилеток», поэтому идея не нова и однозначно полезна. Из плюсов стоит отметить четкую фокусировку на проблеме и наличие плана по ее решению, а как известно, принять и обозначить проблему — это уже половина решения. Проблема в том, что ко второй половине решения мы пока приступить никак не можем, — говорит эксперт Международного финансового центра Дмитрий Иногородский, — Особенно иронично, что самое низкое исполнение отмечается у нацпроекта «Повышение производительности труда и поддержка занятости», что прямо выводит на первое место главную проблему российской управленческой системы — низкую производительность ввиду очень большой инертности системы. Бюрократия и бумажная волокита убивают эффективность на корню.

А пенсионная реформа, как видим, панацеей не стала.

Логики в действиях правительства — нет!

— Какой-то логики в действиях правительства искать не стоит. В тот момент, когда все страны активно снижают налоги и стимулируют экономику, у нас повышают НДС и держат около 12,5 трлн. рублей в бюджете без какого-либо плана по их использованию. Возникает много вопросов. Зачем было изымать деньги из экономики, повышая налоговое бремя, если они все равно лежат без дела? С какой целью вводили пенсионную реформу, увеличивали пенсионный возраст если деньги в казне есть, да еще и наблюдается, по мнению власти, переизбыток работающего населения? И так далее, — говорит эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев, — Наращивать производительность труда имеет смысл, сокращая рабочие часы, но никак не рабочие дни, особенно когда ВВП топчется на одном месте уже пять лет, а реальные зарплаты сокращаются. Зачем повышать людям зарплату, если можно просто сократить количество рабочих дней? Если бы у населения были свободные деньги, то рассуждения о возможном увеличении доходов сферы услуг за счет более длинных выходных имели бы хоть какой-то смысл. В текущих условиях ситуация станет только хуже.

За гранью реальности!

— Предложение Медведева о введении четырехдневной рабочей недели как и введение пенсионной реформы я считаю находящимся за гранью реальности, что-то вроде рассказов Роскосмоса о полетах на Луну и Марс. Ни о чем подобном в мире не знают. (Сейчас только все интернет-сообщество потешается над роботом «Федором», которого поместили на борт «Союз МС-14» и который не смог совершить стыковку с МКС. У нас, видимо, любой пенсионер дядя Федя может гораздо больше. — Ред).

— Добровольно люди и так могут работать хоть четыре дня, хоть один день, а если их принудительно загонять, то что, по 10−11 часов в день работать, чтобы была та же выработка? Бред! — говорит научный сотрудник Института экономической политики, член совета фонда «Либеральная миссия» Сергей Жаворонков. — Давней проблемой российской экономики является низкая производительность труда (этот показатель отражает объем ВВП, вырабатываемый каждым работающим россиянином за один час).

По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), производительность труда в России в 2017 году составила $ 26,5 в час. И это в разы ниже, чем показатели европейских стран, США или Японии. Например, производительность труда в Германии — $ 76,4, США — $ 72,1, Великобритании — $ 60, Японии — $ 46,1, в среднем по странам ОЭСР — $ 54,8, по странам G7 — $ 64,1. Россия проигрывает практически всем странам ОЭСР и даже, например, прибалтийским — бывшим соседям по СССР (в Эстонии — $ 38,3, Латвия c Литвой по этому показателю тоже опережают Россию).

«СП»: — И что же нужно делать, чтобы преодолеть это отставание? Вот, например, уже и нацпроект ведь запустили, пенсионную реформу придумали.

— Ключевой параметр преодоления этой отсталости — техническое перевооружение: грубо говоря один Bobcat уберет снега больше, чем десять таджикских дворников, и в тысячу раз больше, чем любящий это занятие губернатор Петербурга Александр Беглов.

Существующий нацпроект предусматривает кредиты на техническое перевооружение, но он маленький — всего 50 млрд. рублей до 2024 года (и эти кредиты — не единственная статья расходов). Так что, видимо, с ростом производительности будет то же самое, что уже случилось с обещанным в майских указах 2012 года: тогда, напомню, Владимир Путин обещал увеличить производительность труда в полтора раза, в итоге она даже уменьшилась…

В общем, как видим, пенсионная реформа никак не улучшит работу нашего правительства, а предпенсионеры, которых лишили пенсий, должны повышать производительность труда, работая четыре часа в неделю. На робота «Федора» пока надежды никакой, задачу должны выполнять простые дяди Феди…

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here