Жителю Кемерово Александру Кутенкову удалось выиграть иск в отношении УФСБ по Алтайскому краю о выдаче материалов дела его прадеда, которого в 1930-е годы расстреляли на Алтае за восстание против большевиков. Теперь он намерен реабилитировать своего предка, убитого как «врага народа». Как пишет «Коммерсантъ», ранее в подобных разбирательствах победителем выходили силовики.

Кемеровчанин Александр Кутенков рассказал, что в 1920-е годы его прадед по материнской линии Иван Гудков вместе с семейством проживал в селе Коробейниково Алтайского края. По его словам, в период НЭПа он взял крупный заем в банке и нанял работников. «А потом власть стала требовать зерно, и в Алтайском крае начались крестьянские восстания, в которые попал прадед», — рассказал собеседник «Коммерсанта». В марте 1930 года повстанцы освободили в селе Усть-Пристань 90 арестованных большевиками кулаков и двинулись через Коробейниково в Горный Алтай. Однако к концу месяца бунт был подавлен, а в апреле начались расстрелы. Гудкова осудили по «политической» статье того времени 58-2 УК РСФСР (вооруженное восстание против советской власти) и расстреляли.

После этого его посмертно раскулачили, а семью отправили за 600 км в село Нарым Томской области, поведал Кутенков. Это поселение во времена Российской империи было местом ссылки для декабристов, народников и других врагов режима. «Позже семья была реабилитирована, даже прадед, но как кулак, а не как враг народа. Я хочу его полностью реабилитировать. Я еще даже не знаю, за что он был обвинен по 58-й статье», — пояснил житель Кемерово, отметив, что ему помогает международное общество «Мемориал».

Александр Кутенков обратился в УФСБ по Алтайскому краю, чтобы получить материалы дела предка. Однако в управлении ему отказали в ознакомлении с документами, причем именно потому, что Иван Гудков не был реабилитирован. Ведомство сослалось на п. 5 «Положения о порядке доступа к материалам, хранящимся в госархивах и архивах госорганов РФ, прекращенным уголовным и административным делам в отношении лиц, подвергшихся политическим репрессиям, а также фильтрационно-проверочным делам». Документ был принят совместным приказом Минкульта РФ, МВД и ФСБ России в 2006 году.

Юрист международного общества «Мемориал» Марина Агальцова пояснила, что ФСБ и МВД всегда ссылаются на этот документ, аргументируя отказы в выдаче личных дел нереабилитированных граждан. При этом вышеупомянутый пункт положения обязывает архив выдавать обратившимся справки о результатах пересмотра дел. «Почему-то этот пункт трактуется как выдача справок вместо доступа к материалам дел, хотя слова «вместо» там нет», — объяснил руководитель правозащитной группы «Команда 29» Иван Павлов. Отмечается, что обжаловать в суде отказ в реабилитации невозможно без данных из личного дела.

Однако ситуация сдвинулась с мертвой точки в 2019 году, когда «Команда 29» совместно с мемориалом добилась в Верховном суде доступа к делу нереабилитированного расстрелянного петербужца Георгия Шахета для его внука, пишет издание. Тогда ВС обязал МВД России выдать архивные материалы потомку. После этого решения суды начали вставать на сторону родственников репрессированных. Несмотря на это, в ФСБ считают, что определение Верховного суда их не касается, указали юристы.

Так, Александр Кутенков обратился с иском к УФСБ по Алтайскому краю, чтобы обжаловать отказ на получение дела его прадеда. «Говоря о решении ВС по делу Шахета, они поясняли, что у нас в стране не прецедентное право», — рассказала о позиции краевого ведомства представитель кемеровчанина Наталья Максимовская. В итоге сторона истца указала, что вышеупомянутое положение не регулирует доступ к делам нереабилитированных, а федеральный закон «Об архивном деле» разрешает всем знакомиться с материалами, которые были созданы более 75 лет назад. По словам Максимовской, судья удовлетворил требование Котенкова и обязал алтайское управление ФСБ предоставить ему информацию о предке. Однако решение в силу еще не вступило, и ведомство может его обжаловать. «Решение по иску господина Котенкова стало первой победой», — заявила юрист «Мемориала» Марина Агальцова. Таким образом, исход данного разбирательства может стать очередным прецедентом в подобных тяжбах.

По оценке экспертов, количество дел нерабилитированных жертв политических репрессий составляет сотни тысяч. По данным «Команды 29», МВД РФ отказало в реабилитации 824 тысяч человек, прокуратура – 177 тысяч, еще 17 тысяч были признаны не подлежащими реабилитации. Исследователи «Мемориала» добавляют, что число граждан, преследуемых ранее по политическим причинам, может достигать 12 млн человек. Из них известны имена чуть более 3 тысяч.