Слово не воробей: самые яркие высказывания Бориса Джонсона

ЛОНДОН, 23 июл – РИА Новости, Мария Табак. Новый лидер британских тори, а с завтрашнего дня премьер-министр Великобритании, экс-глава МИД и бывший мэр Лондона Борис Джонсон – воплощение британской эксцентричности, его высказывания – неосторожные, ядовитые, ошибочные, а порой и откровенно опасные – можно коллекционировать.
Выпускник Итона и Оксфорда, представитель влиятельной семьи, политик с большим стажем – все это не мешает ему ходить в мятых рубашках и с волосами, словно никогда не знавшими расчески. Роман с 31-летней Кэрри Саймондс внес некоторые положительные коррективы в его облик, но в английского джентльмена он так и не превратился. Английская сдержанность – это тоже не про него. Многие громкие высказывания относятся к журналистскому периоду биографии Джонсона, но ни на посту мэра, ни на посту главы МИД Джонсон политкорректности не обучился.

Различные СМИ передают одни и те же цитаты политика чуть по-разному, но общее представление о кандидате в премьеры эти фразы дают в любом случае. Следует отметить также, что язык Джонсона очень богат: он часто использует редко употребляемые и литературные выражения, причем нередко в игровом контексте.

Джонсон о себе
Английская скромность Джонсону не присуща, о себе он говорит с удовольствием.
«Я обожаю теннис. Я как-то позвал Бориса Беккера сыграть матч, он сказал, что давай, но так и не перезвонил. Готов поспорить, что заставил бы его побегать», — как-то рассказал Джонсон.
«Некоторые играют на рояле, другие решают судоку, кто-то смотрит телевизор, кто-то ходит по вечеринкам. А я пишу книги», — заявил Джонсон, действительно, являющийся автором нескольких книг, в том числе биографии Уинстона Черчилля.

Умеет Джонсон реагировать и на критику: «Мой стиль речи раскритиковал не кто иной, как Арнольд Шварценеггер. Это тяжелый момент, друзья – мою риторику критикует односложный австрийский киборг».
Не менее чувствителен он и к похвале. «Никогда не думал, что однажды меня за какие-то достижения поздравит Мик Джаггер», — заявил он, выиграв борьбу за кресло мэра Лондона.

Признает Джонсон некоторые свои слабости: «Никто, кроме вас, не может не дать вам среди ночи прокрасться и объесть краюшки той головки сыра, которая лежит в дальнем углу холодильника» и моя «политика» в отношении торта такая: я за то, чтобы он был и за то, чтобы его съесть».

Свою личную жизнь Джонсон обсуждать не любит, но слухи о своей любвеобильности все же прокомментировал: «Количество женщин, с которыми я спал, гораздо меньше тысячи». Также он опроверг, что является сексистом, хотя однажды и пошутил, что увеличение числа женщин в университетах Малайзии связано с их желанием найти себе мужей.
Преувеличивать свои возможности Джонсон не любит: в свое время он заявил, что у него такие же шансы стать премьером, как «быть обезглавленным фрисби, найти Элвиса на Марсе или превратиться в следующей жизни в оливу».
Джонсон о странах и людях
Литературные успехи Джонсона простираются так далеко, что в 2016 году он выиграл тысячу фунтов, победив в конкурсе Spectator на самое оскорбительное стихотворение про президента Турции Тайипа Эрдогана. Конкурс был объявлен в ответ на требования правительства Турции начать уголовное преследование немецкого телеведущего, прочитавшего в эфире сатирическое стихотворение про Эрдогана. Стихотворение Джонсона касалось «любви, которая расцвела между турецким президентом и козлом».

В адрес других политических лидеров у Джонсона также всегда находилось колкое словцо. Президента США Барака Обаму, сторонника сохранения Британии в ЕС, он назвал «частичным кенийцем», который «унаследовал нелюбовь к Британии». Хиллари Клинтон он и вовсе сравнил с «медсестрой-садисткой в психиатрической лечебнице».
Тони Блэра Джонсон назвал «чем-то средним между Гарри Гудини (знаменитый фокусник – Прим. ред.) и жирным поросенком». «В своей неуловимости он почти не человек. Поймать Блэра – это все равно, что пытаться приколоть желе к стене», — заявил Джонсон

Джонсон замахнулся даже на королеву, заявив, что ее любовь к Британскому Содружеству отчасти объясняется тем, что «оно регулярно снабжает ее толпами восторженных негритят с флажками». Широко разошлись и скандальные высказывания Джонсона о парандже: он сравнил закрывающих лицо мусульманских женщин с грабителями банков и почтовыми ящиками.

Не менее интересны и высказывания Джонсона о различных городах и странах. Так, про Портсмут он сказал, что там «слишком много наркотиков, ожирения, нереализованности и депутатов-лейбористов». Сравнение ЕС с Гитлером и Наполеоном вызвало скандал, хотя Джонсон лишь отметил, что и Гитлер, и Наполеон пытались объединить Европу, что делает и ЕС, только другим способом.
Джонсону пришлось извиняться перед Папуа-Новой Гвинеей за неосторожные слова о том, что в Консервативной партии привыкли «каннибализму и убийству вожаков в стиле Папуа-Новой Гвинеи».
Оппозиция призывала уволить Джонсона с поста министра иностранных дел, когда он заявил, что ливийский город Сирт может стать новым Дубаем, «если оттуда убрать трупы».
Джонсон о жизни
Джонсон склонен к философствованию, и подчас философскому переосмыслению подвергаются многие устоявшиеся взгляды и правила.

К примеру, о запрете на использование мобильных телефонов за рулем Джонсон высказался так: «Не думаю, что это более опасно, чем другие рискованные действия, которые совершают люди, когда их руки оказываются свободны во время вождения: ковыряют в носу, читают газеты, учат алфавит, лупят детей и так далее».
Также Джонсон заявлял, что скоростные ограничения на дорогах не соблюдает никто, кроме моторикш, а во время предвыборной кампании в мэры Лондона отмечал, что в Великобритании лошадь – более надежное транспортное средство, чем поезд.

Говоря о проблемах образования, Джонсон выразил пожелание, чтобы тысячи школ были такими же хорошими, как школа, где он учился – Итонский колледж, а призыв голосовать за консерваторов он объяснил так: «Голосование за тори позволит вашей жене увеличить грудь и повысит ваши шансы на приобретение BMW M3». Свой же политический выбор Джонсон в свое время объяснил несколько иначе: «Я поддерживаю кампанию Дэвида Кэмерона из чистых, циничных эгоистических интересов».
Сомнения вызывают у Джонсона и некоторые демократические принципы: «Отвратительная правда заключается в том, что когда люди идут к своему депутату, это значит, что у них не осталось идей получше».
«Самая агрессивно сектантская из всех религий в своем бессердечии по отношению к неверующим», — так Джонсон охарактеризовал ислам.
Многие из своих заявлений он впоследствии дезавуировал, про другие говорил, что они вырваны из контекста. Шутя, он отмечал, что у него имеется уже длинный список обиженных.
«Борис часто бывает очень неосторожен, и, конечно, это плохо для премьера. Но, поверьте мне, он умен, образован и по-своему честен, что, конечно, не мешает ему интриговать, иначе он не был бы тори. В любом случае, при Борисе-премьере скучно точно не будет», — сказал РИА Новости источник, хорошо знакомый с Джонсоном.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here